Прогулка по маршруту первого московского трамвая

— Люблю трамваи, — мечтательно вздыхает наш фотокор Ирина. — Неспешное движение, стук колес… Неспешное?

В 1899 году электрическое чудо вызвало фурор — таких скоростей народ еще не видел. Разгонялся до 25 верст в час! 6 копеек за билет — и домчишься от Бутырской заставы по Масловке к Петровскому парку.

На перекрестке Старого Петровско-Разумовского проезда и Верхней Масловки вздыхаем, уткнувшись в карту. Прокатись мы лет так 100 назад, вдыхали бы ближе к лету ароматы яблок или вишен и любовались фасадами дач Натрускина, Стракотилова и Масловой.

Теперь здесь выросли многоэтажки и магазин а ля все для дачи и огорода.

Снуют машины, бегают троллейбусы, плывут автобусы… Трамвая след простыл.

На дорогу уныло смотрит 23-й дом. Ждет то ли сноса, то ли капремонта: облетает горчично-желтая штукатурка, на голышах-балконах с ржавыми перилами томится хозяйское добро — лыжные палки, покрышки, триколор.

Пейзаж уныл — дома, дома, тут — супермаркет, там — шиномонтаж. И вдруг, как оазис среди пустыни — деревянный сруб с резным балконом. Вывеска манит изголодавшихся путников.

Если верить меню, то в нашей избе — 1906 год. Салат «Му-му» (прости, Буренка), грибочки маринованные «по-купечески», семга семужного посола, соляночка мясная по русскому старинному рецепту… Подкрепились, запивши яства морсом, и снова в путь.

…Что гимназисты делали в трамвае? Наверняка считали всех ворон! А мы — их гнезда. На деревьях у дома № 6 их целых два.

Справа показался «городок художников». В этих домах жили и работали Кибрик, Чуйков, Решетников. За ними, на Новой Башиловке, когда-то был электрический парк с деревянным сараем на 30 трамваев. Теперь — одни воспоминания.

Последний раз желтобокие вагончики ходили по Нижней Масловке в конце 90-х, но со строительством Третьего транспортного кольца линию приговорили.

Добрались до Савеловского вокзала. Оттуда прыгнули в троллейбус № 3 — и по прямой, по бывшей Долгоруковской трамвайной линии — от Бутырской заставы мимо Скорбященского монастыря к Страстному.

Трель трамвайного звонка не встревает в нестройный хор «крякалок», сирен и нервных отзвуков клаксонов. За весь маршрут не встретили ни одного трамвая — ни вдоль, ни поперек. И только монастыри, молчаливые свидетели той эпохи, на том же месте.