Макеевское взрывное послевкусие

Все вышеперечисленные версии так или иначе связаны с «верхами», то есть с людьми либо при власти, либо при больших деньгах, либо при том и другом вместе. С «низами» — обывателями, народом, стадом, быдлом, рабочим людом, биомассой (это уж кому как больше нравится) — в нашей стране считаться не принято, а значит, и брать в расчет в высокоумных построениях смысла нет. «Верхи» не ездят в общественном транспорте, не слышат о себе мнения «низов» и не знают, как накаляется это мнение…

 

На следующий день после макеевских взрывов в донецком трамвае довелось услышать немало сожалений о том, что «не тех взрывают», и предложений о том, куда следовало бы заложить взрывчатку. Говорилось это не в шутку, а зло и громко. И это — симптом тревожный. Накал — на грани взрыва — бессмысленного и беспощадного.

 

Конечно, власть не может быть для всех хорошей и любить ее не обязательно — не красна девица. А вот уважать надо. Если есть за что. Если власть, призывая народ сегодня затянуть потуже пояса ради «светлого завтра», делает это и сама. Если, повышая пенсионный возраст, заботится о продолжительности жизни своих же кормильцев. Если, ужесточая трудовое законодательство, улучшает при этом условия труда и отдыха, а также увеличивает заработную плату. Если, повышая налоги, не создает льготного режима распила бюджета для собственного бизнес-клана… Таких «если» накопилось немало. И это — отличный детонатор грядущих взрывов как в прямом, так и в переносном смысле. Террор «сверху» рано или поздно оборачивается террором «снизу». Взрывы в Макеевке и реакция на них «низов» наталкивают именно на такие мысли. Ведь странно, что, продумав и незаметно заложив взрывчатку в двух местах Макеевки, «террористы» не продумали, как максимально безопасно получить четыре миллиона евро, о которых старательно трубят во всех СМИ. Деньги к назначенному месту в указанное время таки привезли. А вот «террористы» за деньгами не явились. Так может, не в деньгах-то дело?

 

Проскочила информация о том, что в письме взрывников, оставленном на месте преступления, говорилось, что «власть достала», что им, взрывникам, «терять нечего», у них уже все умерли… Но послание злоумышленников обнародовано не было. Что же такого крамольного или разоблачающего было в том послании, если его так старательно скрывают? В целях государственной безопасности? Или в целях безопасности отдельных приближенных «государственных лиц»? Так это бесполезно! Отдельные лица роли не играют, когда дискредитированы все ветви власти — парламент, правительство, суд. Когда НЕ ВЕРЯТ НИКОМУ! Потому что правоохранители заслужили репутацию «крыши» для бандитов, чиновники — репутацию взяточников, медики и преподаватели вузов — репутацию вымогателей… Кто у нас в сухом остатке? Трудовой люд, создающий материальные ценности, «низы», привыкшие к тому, что их кидают и с зарплатой, и с работой, и с обещаниями нормальной жизни… Про этих еще в старинной песне о «Горе-злосчастии» сказано: «Когда нет ничего, и жалеть не об чем»… Вожди пролетариата говорили то же самое, хотя другими словами: «Пролетариату нечего терять, кроме своих цепей»…

 

Старожилы Донбасса могут вспомнить не один случай из благополучного, по сравнению с нынешним временем, советского прошлого, когда местные горняки-«взрывники» протестовали против притеснений местных же «удельных князьков». Такими тогда считали директоров шахт — от них зависело благосостояние поселков и шахтерских моногородков региона.

 

В моем поселковом детстве проходчик из соседней многоэтажки, обмотавшись взрывчаткой, пришел в кабинет директора и взорвал себя прямо там. Это к вопросу, почему взрывы были в Донбассе, в частности в Макеевке… Да потому, что шахтную взрывчатку и сегодня можно добыть без особенных трудов (а то и хранится она у «запасливых» пролетариев где-нибудь в подполе, в гаражах и т. д., на всякий случай). Для сведения: шахтный детонатор, к примеру, производства Павлоградского химического завода, — это усеченный конус, длиной 12 см и диаметром основания 8 см, весит 810 граммов и детонирует с температурой вспышки около трехсот градусов. А стоит меньше бутылки дешевой водки…

 

О подобных случаях «террора» в советское время не писали. Но устная молва моментально разносила «взрывные новости» по городам и весям. Теперь, может, пара строк о подобном самоубийственном протесте где-нибудь и промелькнула бы в общей массе скандальной информации о политике и экономике (а другой у нас и не бывает!). Но забыли бы о ней через пять минут. А вот два показательных взрыва, пусть даже без жертв, в крупном промышленном городе — это серьезно, это обращает на себя внимание. Опять же, промелькнула информация о том, что взрывчатка (200 граммов в тротиловом эквиваленте) — наша, шахтерская… Донецкая область вообще мечта террориста. Шахт, заводов, плохо охраняемых складов с опасными химическими веществами, стратегически важных коммуникаций — множество, плюс магистральные газопроводы, ведущие из России к промышленным гигантам. С накопленными обидами на власть да с холодным расчетом можно такой «терроризм» устроить, что и Чернобыль детской песочницей покажется!

 

Не стоит забывать и о том, что страсть к получению сверхприбыли быстро и любым путем, плюс уверенность, что «пипл все схавает», притупила чувство опасности у «верхов». Потому что получать сверхприбыль только таким путем стало привычкой, а привычка, не зря говорят, вторая натура. Привычка же в государственном масштабе, которую даже не стремятся скрывать, не считают постыдной, а считают умением жить, может разгневать даже самых терпеливых и надеющихся, что светлое будущее таки наступит. «Когда аскет призывает к добродетели и самоограничениям, я к нему прислушиваюсь. Но когда к этому взывают люди, специализирующиеся на хищении государственного имущества, рука так и тянется к кобуре», написал недавно один киевский журналист. Положа руку на сердце, читатель, признайтесь, разве вам не приходят в голову такие же мысли?

 

Вот об этом время думать власти. Можно проплатить митинги и акции протеста, можно даже купить выборы… Можно регулярно расплачиваться «хлебными местами» с ближними и не замечать, как дальние добывают себе пропитание на помойках… Можно играть в коалицию и оппозицию с дымовыми шашками, мордобоем и взаимными разоблачениями… Можно рассуждать о всевозможных политтехнологиях и о том, что взрывы в рабочей Макеевке — часть таких политтехнологий. Можно даже печалиться о том, что Украина повторяет «российский вариант» десятилетней давности, когда там начали взрывать жилые дома (но там тогда страх перед «террором» сплотил народ под знаменем единства в борьбе за выживание). Ну и что, разве взрывы прекратились, разве терроризм (каким бы ни было его происхождение) остановлен? Джин из бутылки выпущен, и вернуть его назад, как в сказке про Аладдина, невозможно. Независимо от того, чья злая воля стоит за макеевскими взрывами, МОЖНО ВЕРИТЬ, ЧТО ВСЕ МОЖНО! Но — до поры до времени. Почему-то кажется, что взрывы говорят именно об этом. Почему-то кажется, что они не последние. Хотелось бы ошибаться…

 

 

Выделите орфографическую ошибку мышью и нажмите Ctrl+Enter